Первая трилогия "Аргентины" -- через неделю!

Издательство «Фолио» пишет, что вот-вот, буквально через неделю первая трилогия «Аргентины», нового цикла Андрея Валентинова, пойдет в народ. Успели, мол, к Львовскому форуму. Что тут скажешь, кроме «В добрый путь!»
P. S. По вопросам реализации -- это не к нам, мы не в курсе. Эти вопросы -- к издателю или автору.

Окончательный вариант обложек первой трилогии цикла «Аргентина» Андрея Валентинова

Окончательный вариант обложек первой трилогии цикла «Аргентина» Андрея Валентинова. Издательство «Фолио», г. Харьков. Книги планируются к выходу в сентябре 2017 г.


(no subject)

От Александра Красовицкого, директора издательства «Фолио», г. Харьков:
Варианты обложки трилогии Андрея Валентинова «Аргентина». К Книжному Форуму во Львове (сентябрь, 2017).

От нас (Г. Л. Олди):
Ага, значит, движется дело. Искренне надеемся, что к сентябрю первая трилогия цикла «Аргентина» Андрея Валентинова выйдет в свет.
Лично мы посоветовали бы на обложках названия книг — «Квентин», «Кейдж», «Крабат» — выделить другим цветом (черным?) или другим шрифтом, или дать под наклоном. Иначе сливается в непонятное «Аргентина Квентин».


Андрей Валентинов: "Аргентина" -- подписан договор на первые три книги

Тем, кому интересно.
Подписан издательский договор на первые три книги цикла «Аргентина»: «Квентин», «Крабат», «Кейдж».
Пока — без подробностей.
Андрей Шмалько (Валентинов)

Олди имеют добавить: мопед не наш, подробностей мы тоже не знаем. Просто радуемся. Потому что прочли первую трилогию «Аргентины», и две книги второй трилогии тоже уже прочли. Хотим следующую. :-)
всадник

Прощай, Херсонес, прощай!..



Город жил, город старился, город почил.
Желтый саван травы над камням застыл.
Спят под ним мертвецы сорока поколений.
И роятся шакалы у старых могил.


В Херсонесском заповеднике оккупанты назначили директором девочку-аниматора из Суздаля. Образование -- Владимирский пединститут по классу баяна. Такие дела.

Вопреки всем пессимистичным прогнозам я надеюсь, что не всё так плохо, заповедник переживёт всё это безумие, уже затянувшееся надольше, чем в прошлый раз, и удастся сохранить хоть что-то из того Херсонеса, который с такой любовью воспевает в своих произведениях Андрей Валентинович.

Цитата с контактной стены

Я тут на днях дочитал пятую книгу из серии ПЛиО. Продвигались последние две медленно, но в основном из-за того, что читал я их на английском, а времени было мало. Так вот, вы могли бы заметить, что я по этому поводу сюда заглядывать не стал. Ибо ну неплохая книжная серия, ну действительно герои как живые люди, и вообще есть, над чем поразмыслить (sadly - это исключительно полунамёки, ведущие к твистам сюжета). Язык классный, да.
Так вот, сразу по окончании я достал из маминого шкафа "Небеса ликуют" Валентинова, одну из топ-10 моего личного списка, и за полтора дня проглотил её, почти на всём протяжении испытывая удивительное чувство - из меня как будто вот-вот должно было излиться что-то совершенно удивительное, но будто бы каждый раз что-то другое меня одёргивало и говорило - чел, это не должно выходить наружу, как сказал товарищ Тютчев.
Ну просто там герои не как живые - а живые. Просто в ПЛиО я следил за героями с интересом, но ни за одним - с болью. Просто здесь герои не как живые, они живые. Я эту книгу читал уже раз 10. И каждый раз - как первый. Помню сюжет до малейших деталей. Каждый раз понимаю, что это совершенно не важно. Потому что это Валентинов, и стоит попытаться ухватиться за сюжетную линию - она разойдётся, как старая ткань, растает, как ледышка в руках, и стечёт по ним, оставив тебя, безмолвно кричащего что-нибудь в духе: "Боги, да что же вообще произошло?" Стоит попытаться разобраться в посыле этой книги - и перед тобой развернется Бездна, которая будет глядеть на тебя и смеяться над тобой. В этой книге (и многих других его книгах) положительных героев действительно нет. Отрицательных тоже. И счастливых.
Во многом предыдущий пост был навеян перепрочтением этой книги.. До сих пор не знаю, действительно ли Олди и Валентинов столь гениальные писатели, или дело исключительно в детском обожании тех, кто меня вырастил, когда родители занимались непонятно чем, надеясь, что их сын как-нибудь воспитается сам на их примере и их библиотеке. Не уверен, что когда-нибудь узнаю.
Оригинал находится здесь: http://vk.com/wall-60488129_100
всадник

О-тандзёби омедето годзаимасу ;)

Поздравляю замечательного писателя Андрея Валентинова (и не менее замечательного историка и украинознавца, а также просто очень хорошего человека Андрея Валентиновича Шмалько) с днём рождения!

Эгоистично желаю, чтобы ненаписанное хорошо писалось, а написанное -- хорошо публиковалось. Ну и вообще -- всего хорошего, и побольше, и прежде всего -- мирного неба над головой, и чтобы все идиоты куда-то делись.

А за всё, уже написанное и прочитанное, а также совместно обговоренное и/или выпитое -- СПАСИБО!

Читательский отзыв на роман "Алюмен" Г. Л. Олди и А. Валентинова

Оригинал взят у Henry Lion Oldie в Читательский отзыв на роман "Алюмен" Г. Л. Олди и А. Валентинова
Читательский отзыв на роман "Алюмен" Г. Л. Олди и А. Валентинова

Алюмен
Лю

Оригинал отзыва см. здесь: http://llu.diary.ru/p207440547.htm?oam#more1

Три тома интересных персонажей, новой любопытной информации, драматических поворотов.
Книга и прекрасна, и сложна обилием имён и фактов - реальных имён и почти реальных фактов. Большинство персонажей - исторические личности и их близкие знакомцы, а также литературные персонажи (граф, которого натаскивал сам аббат Фариа, - это прелесть! и Живоглот внезапно легко опознался). Большинство фактов - исторические события, события науки, технического прогресса, политических пертурбаций. Плюс - немножечко фантастического допущения. Что было бы, если бы суеверия, литературные фантазии, предположения учёных и мистификаторов оказались правдой?

Факты... Это такие необыкновенно вкусные и увлекательные факты! А ведь у меня ещё не хватает знаний и мозгов, чтобы оценить всё!
Вы знали, что алюминий - самый популярный металл на планете? А что ещё в XIX веке он был дороже золота, так как промышленное выделение его из сложных веществ стало возможным лишь с распространением электричества? И что при этом в III веке до нашей эры некий китайский полководец был похоронен в гробнице, обильно украшенной тем самым недоступным для выделения алюминием?
Вы знали, что в 1794 году в битве при Флерюсе французы впервые использовали аэростаты для наблюдения за боем и более обоснованных распоряжений и победили? Первая военная авиация, по сути!
Вы знали, что первый проект двигателя внутреннего сгорания был предложен аж в 1801 году, а создан в 1807 году?
Я - нет.
Про "Храм очарований" даже рассказывать не буду! Но дам ссылку: http://zhurnalko.net/=sam/junyj-tehnik/1978-08--num53 Это кусок статьи ещё советских времён. И это невероятно!

Интересны цитаты. Кроме явных (и обильных) декламаций в диалогах персонажей - внезапные строчки из Байрона и Брэдбери в тексте; словно отражение разоблачения свиты Воланда - проход Эминента с компанией по Парижу. Беседа на Патриаршьих вообще опознаётся исключительно по стилю, ещё до упоминания места.

Люди, как всегда, отдельная тема. Пожалуй, самое сложное в Алюмене - осуждать. Тут нет неправых. Прав добряк Ури, готовый разорвать всех врачей на кусочки. Прав романтик Бейтс, слишком плотно познакомившийся в реальностью. Прав философ Эминент - кто бы не испугался того, что увидел он в будущем?
Правы те, кто не желает отступать перед их натиском, - не только из-за "естественных" прав людей и идей на существование. Олди гипотетическими и реальными историческими линиями показывают, что чему быть, того не миновать. Так ли важно, появятся танки и газовое оружие во франко-прусской войне или спустя неполные полвека - в Первой мировой? Для вечности и даже для общей истории человечества это один вздох. Человек всегда искал, всегда стремился узнать мир, улучшить существующее, создать новое. Пожалуй, обречённость войны, объявленной Эминентом, делает его почти трагической и вызывающей сочувствие фигурой. По сравнению с китайцем-любителем больших цифр - ещё и прекраснодушной. Почти.
Моим любимым персонажем внезапно оказался Торвен - для Зануды у него уж очень острый ум, а его умение обращаться с поэтами и дамами-ушуистками покорило окончательно. Впрочем, Волмонтович и Эрстед-младший тоже прекрасны, недаром они вдвоём на всех трёх обложках оказались. За сцену с чтением стихов Андерсена я от всего сердца благодарна авторам. Не помню, когда так хохотала.
Вообще, когда в какой-то момент попыталась понять, кто из главных и близких к ним героев мне не нравится, оказалось, что один только китаец. Все остальные если не любовь вызывают, то хотя бы сочувствие и понимание. Оттого-то ближе к финалу было тяжело и страшно: как-то распорядятся авторы их судьбами? Общий финал неплох - относительно, но это всё философия. В сущности, всё было так, как я и ожидала от Олдей, - они не сторонники трагедий и безнадёжности. А вот частные финалы... Местами было больно (ух, как больно! сама не предполагала, что так расстроюсь, что реветь буду и любимых авторов ругать сгоряча). Местами грустно, хоть и понятно. Местами - светло. И не драматический финал, как ожидалось для такого персонажа, без труб и барабанов, но именно в заданной простоте и скромности - добрый и светлый. Местами финал даже очень хороший, позитивный чуть ли не до оскомины, но в бытовой ругани да в сопутствующих сложностях этого и не разглядишь. Странные эти авторы, с их акцентами и приоритетами.

К "воскрешению Отцов" у меня неоднозначное отношение, как и к представленному Будущему в целом. Жутковатое оно. Однако как альтернатива Страшному суду - с небольшим количеством праведников в раю и множеством их родичей и соседей в аду - этот вариант, конечно, лучше. Меня ужасно раздражало в "Божественной комедии" как раз то, что Данте постоянно напоминали: не жалей грешников в Аду! Но как можно не жалеть учителя, друга, ту несчастную пару влюблённых?
И всё же... жуткий прогноз. Наверное, всё дело в том, что у меня всегда было плохо с философией, я больше практик, мне интереснее пальчиками потыкать - и посмотреть, что получится, а не рассуждать на сложные запутанные темы. (Наверное, хорошо, что у меня не было настоящей, экспериментальной химии в школе, если так подумать...) Не могу я представить, чтобы вот эта жуть - и была добрым финалом для человечества. Хотя возможность воскресить тех, кого любил, снова встретиться с потерянными друзьями, родственниками, любимыми - да, это, пожалуй, заслуживает рассмотрения как путь к счастью. Если не забыть и матерей тоже.

Теперь меня рвёт на мелкие тряпочки желание освоить всё то, на что даны ссылки: читать Стендаля и Жюля Верна, книги по физике и истории, провести простые химические опыты (ну, о наборе юного химика я давно мечтаю) и разобраться с теориями Галуа. Наверное, это одно из моих любимых качеств Олдей - они не только развлекают, но и расширяют мой мир. За что им спасибо.

ПС: На работе вернулась к вычитке чёртовой физики. После Алюмена всё выглядит иначе. Законы термодинамики - это Карно, которого отчаянно пытаются спасти главные герои. Клапейрон - учёный, придавший математическую форму идеям того же Карно. Электро-магнитные явления объединены Эрстедом-старшим. А нашему Менделееву подарили весы из золота и ценнейшего алюминия.